Борис Кутенков // решето тишина решено

Борис Кутенков. решето. тишина. решено. — М.: ЛитГОСТ, 2018

Скачать Бориса Кутенкова “решето тишина решено”

Борис Кутенков напоминает многорукого бога Шиву. Он, кажется, присутствует везде. Критик, обозреватель, редактор, культуртрегер. Откуда у Кутенкова в череде «полетов разборов» и текстов о других, которые он производит едва ли не в промышленных масштабах, берется время на собственное творчество, уму непостижимо.

Между тем «решето тишина решено» — его четвертая книга. И если в «Неразрешенных вещах» (2014) Кутенков еще настраивал «божью дудку», то новый сборник — внятное и законченное высказывание умеющего обращаться со словами поэта.

Владимир Коркунов, из рецензии в журнале “Звезда”

 …тексты Кутенкова, как, собственно, и его предшественника, поразительно благозвучны, музыкальны, точно натянутая струна, издающая чарующий звук. При этом Кутенкова даже при всем желании, если вдруг придет такое, не обвинить в эпигонстве: ритмический рисунок радикально различен. Поэт обладает собственной индивидуальной просодией, которую невозможно спутать ни с какой другой. Думается, далеко не последнюю роль в этом играет скорее бессознательное, чем рациональное желание поэта выйти за пределы культурного дискурса в принципе, стремление вернуть поэзии ее колдовскую, сакральную функцию. Этот посыл актуализируется уже в самом названии, когда поэт заходит за семантические рамки в поэтическом жесте.

Алексей Мошков, из рецензии в Homo Legens

Поэзия Кутенкова живет в поэтическом пространстве, где нет времени, нет живых и нет мертвых. Плотность стихов не отпускает, возвращая и возвращая к строкам и словам, своим и не своим, но не чужим ему.
 
 
Звон, гром, сложность и блеск современной поэзии воспринимается автором как «ад языка». Многие поэты бродили по преисподней, но у героя Кутенкова нет собеседника, которому можно поведать, «что новенького во Флоренции». Его ролевой моделью служит, скорее, Орфей – пусть и с решетом вместо лиры. Пытаясь найти дорогу, поэт знает, что оглянуться на источник света нельзя, но всё-таки смотрит – и потому Бог, поименованный в его стихах, не возродится.

Валерий Отяковский, из рецензии в журнале Prosōdia

Чьё же лицо скрывается под гримом, который смывается слезами и стирается, наконец, столь страшным наждаком? Для меня ответ очевиден: то самое “лицо-глагол”, попросту, неуничтожимый образ Божий, живущий в каждом смертном. Так полубезумный современный Иов и Бог Слово, взошедший на крест за грехи мира, а не какой-то стерильный демиург, проступают друг в друге. В этом контексте, и рыба, бьющаяся под током, считывается иначе. Ихтис (на древнегреческом – рыба) – монограмма имени Иисуса Христа. Не сомневаюсь, что иное решето намоет в книге иные смыслы. Я же благодарна автору главным образом за эти. И, конечно, за музыку, и, конечно, за сострадательную тишину, воцарившуюся в душе после её прочтения.
 
 
 
 
Анна Маркина
Редактор Анна Маркина. Стихи, проза и критика публиковались в толстых журналах и периодике (в «Дружбе Народов», «Волге», «Звезде», «Новом журнале», Prosodia, «Интерпоэзии», «Новом Береге» и др.). Автор трех книг стихов «Кисточка из пони», «Осветление», «Мышеловка, повести для детей «На кончике хвоста» и романа «Кукольня». Лауреат премии «Восхождение» «Русского ПЕН-Центра», финалист премий им. Катаева, Левитова, «Болдинская осень», Григорьевской премии, Волошинского конкурса и др. Главный редактор литературного проекта «Формаслов».