Новый цикл стихов написан московским поэтом Алексеем Тиматковым в Таиланде, где он вместе с женой Катей (моей, кстати, однокурсницей по Литинституту) живет с начала всемирного карантина. Стихи Алексея я знаю давно, тем было интереснее наблюдать за тем, как внедряются и что привносят новые места, новые впечатления в его поэтическую реальность. Самоирония, ирония, тонкий сарказм, грусть, напополам с отчаянным весельем — эти сквозные мотивы творчества Алексея Тиматкова стали более характерными в отрыве от России, с ее непростым, не особо располагающим к легкости бытием. Ну а насчет «запипиканной» мною в целях общественного спокойствия обсценной лексики могу сказать только одно — для поэта это не ругательства, а акцентные выразительные средства. Или как сказал в свое время другой мой однокурсник: «Я матом не ругаюсь, я им виртуозно разговариваю».
Яна-Мария Курмангалина
 
Алексей Тиматков, поэт. Родился в Москве в 1974 году. С 2020 года живет в Хуахине (Таиланд).
 

Алексей Тиматков // Хуахинские ху*винки

 

Алексей Тиматков // Формаслов
Алексей Тиматков // Формаслов

***

кругом п**дец, все будет плохо,
заканчивается эпоха.
мы жили долго и красиво,
так что ж. но жалко молодежь.
стучится в гости к нам Годзилла,
чем угостить-то? х** поймешь

 

***

Повсюду наступил п**дец.
Лишь я, сомнительный певец,
На берег выброшен грозою,
Я гимны прежние пою,
Боюсь, что новых не освою,
И репутацию свою
Сушу на солнце под скалою

 

***

Прилетел комар с денге,
сел тихонько на ноге,
запустил свой хоботок
в мой неспешный кровоток

Не комар, а комариха,
как она сидела тихо,
мир еще не ведал зла
и плюмерия цвела

 

***

жизнь удалась в который раз,
а ты не сглазь ее сейчас,
пускай висит как стрекоза,
парит скелетом динозавра,
а сколько было против, за
мы честно посчитаем завтра

 

***

и умру я не на расстреле,
может, и не умру, вообще,
а расплачусь от нежной трели
птеродактиля на хвоще

 

***

а если гаркнет рать святая:
«кидай ты Русь, живи в раю»,
я скромно промолчу из Тая,
из тени в свет перелетая,
я всех и так нервирую

 

***

Однажды как-то на заре
Взлетал я в мыльном пузыре.
Будь попрочнее тот пузырь,
Я крикнул бы тебе: — Позырь!

 

***

что радует сегодня нас?
движение воздушных масс.
а завтра нас порадует
с осадками его дуэт

 

***

я никого не предавал
мне просто повезло
я отошел на карнавал
а тут пришел девятый вал
всех в море унесло

вернулся я и сыт и пьян
но не нашел односельчан
лишь ракушки на пляже
и неудобно даже

 

***

оковы клацнут, и свобода
простится с нами возле входа.
и не понять, какая выгода
нас встретит радостно у выхода

 

***

под гнетом ливней нависли ветви
над хуахинской велодорожкой
изволь склониться главою гордой
иначе будешь с поцарапанной мордой

 

***

плодитесь, нейронные связи,
я чем-нибудь вас подкормлю,
к примеру, статьей о намазе,
узором на греческой вазе
и курсом юаня к рублю

не действует это? ну, ладно,
тогда мы начнем, без обид,
зубрить королей Таиланда
и тайский учить алфавит

 

***

я дружу со своей колокольней,
потому что она высока,
всё отчетливей мир и прикольней,
если пальцем крутить у виска

скоро станет настолько отчетлив,
что в течении жизни самой
невзначай усомнишься (течет ли?),
восходя по ступеням домой

 

***

живем мы весело и зыбко,
на нервяках, на чемоданах,
в руках синица, в море рыбка,
накапливается ошибка
в системе передачи данных

накапливается, я слышу,
незримый ветер сносит крышу,
незримый, в сердце входит нож.
мне говорят: что ж ты, скотина,
так мало пьешь флуоксетина,
так много водки пьешь

 

***

цивилизация была в закате,
мир дымился и умирал,
в знак солидарности Соболева Катя
поранила ножку о коралл

плавала где-то на Пхукете
и наступила на колонию стрекающих,
раскисшую, как розы в букете,
в отсутствие прочих отдыхающих

у Кати поранена ножка,
приуныли стрекающие,
весь мир умирает немножко,
но, может, смерть и далека еще

 

***

В зеркале бухой, поджарый,
Прет сияние из глаз,
Это лучшее, пожалуй,
Из того, что зрело в нас.
Всюду праздность и здоровье,
И благословенный край,
И мычание коровье.
Громче, музыка, играй
Я уже вознесся в рай

 

***

когда-то юный был дебил,
мрак и страдание любил.
теперь уж конченый м.дак,
по-прежнему люблю я мрак.
но, сохранив почтенье к мраку,
страдание послал я в ср.ку.

я видел статую в пещере,
то бог, но он не на кресте.
дает ли каждому по вере,
не знаю, но, по крайней мере,
он улыбался в темноте 🙂

 

***

читал я, кажется, у Тютчева,
а может, в «Песне о Роланде»,
о том, что нет на свете хрючева
нажористей, чем в Таиланде.

я слышал где-то у Чайковского,
а может, даже у Вивальди,
что тайский ром вкусней московского.
сейчас проверим, наливайте!

 

***

среди миров, в мерцании светил
я был здоров, предпочитал этил,
не потому, что от него светло,
а потому, что с ним не надо света.
а если прилетало НЛО,
не обращал внимания на это

 

Яна-Мария Курмангалина
Редактор Яна-Мария Курмангалина – поэт, прозаик. Родилась в 1979 году в Башкирии. Детство прошло в Западной Сибири, юность – в Краснодарском крае и Ростове-на-Дону. Окончила Литературный институт им. А.М. Горького (семинар В.А. Кострова) и получила кинодраматургическое образование во ВГИКе им. С.А. Герасимова (мастерская А.Я. Инина). Автор пяти книг, в т.ч. сборника стихов «Спит Вероника» (Стеклограф, 2019). Стихи, статьи и переводы публиковались в российской и зарубежной периодике, в том числе в журналах: «Новый берег», «Гвидеон», «Дружба народов», «Prosodia», «Интерпоэзия», «Октябрь», «Эмигрантская лира», «Гостиная», «Этажи», «Байкал» и др. Участник программы содружества стран в области литературы «Минская инициатива», участник студии сравнительного перевода «Шкереберть» журнала «Дружба народов». Дипломант Волошинского конкурса (2015), призер поэтического конкурса «Заблудившийся трамвай», фестиваля «Петербургские мосты» (2018), победитель конкурса «Эмигрантская лира» (2018) и т. д. Заместитель главного редактора журнала «Эмигрантская лира».