Стихи Антона Метелькова игривы, как майский подсолнечный ветер, который слоняется среди сиреневого цветения. Там Хлебникова потреплет по плечу, там Набокову подмигнет. Причем ирония и интертекстуальность здесь не тяжеловесно-интеллигентская, с вуалью многовекового недовольства жизнью и общей унылостью, а какая-то легкая, с детским озерным плеском, даже когда касается страшных вещей («о, мой будущий внучок / ты не слушайся отца / у набокова — сачок / у цветаевой — крючок / все здесь повторяется»), а почти вся подборка, так сложилось, их касается. В целом интонация у Метелькова теплая и вырастает из принятия: и человеческого омертвения,  и губочной бессмысленности происходящего и больше всего поражает именно озорство, с которым автор констатирует тление мечты о новом мире

Анна Маркина

 
Антон Метельков родился в 1984 г. в Новосибирске. Работает научным сотрудником лаборатории книговедения ГПНТБ СО РАН. Кандидат исторических наук. Куратор культурной программы фестивалей «Книжная Сибирь» и «Белое пятно». Руководитель литературной Студии 312. Автор книг стихов «Футляр», «Ножички», «Псалом» и «Облачно». Стихи, проза, критика и публицистика печатались в журналах «Арион», «Урал», «Волга», «Новая юность» и др. Стихи переводились на китайский язык.

 


Антон Метельков // <нрзб>

 

***

о, стучите, стукачи
это заговор для вас
веселитесь, палачи
ваше дело — отключить
воду, свет, тепло и газ

oh, mein Gott, сказал сексот
oh, mein lieben Terrorist
новый двадцать первый год
встретят методом рот-в-рот
металлург и тракторист

о, прекрасный новый мир
по системе гол плюс пас
где-то, может быть, в перми
за музейными дверьми
деревянный дремлет спас

о, мой будущий внучок
ты не слушайся отца
у набокова — сачок
у цветаевой — крючок
все здесь повторяется

 

***

на улице урицкого стоит одно окно
оно к столбу какому-то стоит прислонено

а в том окне есть форточка, есть форточка в окне
и через эту форточку все выглядит вполне

не то, чтоб прямо здорово, но вроде можно жить
по улице урицкого кружить-кружить-кружить

и на воздушных шариках летать себе, летать
улыбкой белокаменной над городом блистать

закрой скорее форточку, пойдем скорее прочь
нам страшный вечер предстоит и ледяная ночь

а улица урицкого пускай себе кружит
бежится ей так весело — и пусть себе бежит

 

***

верьте вы или не верьте
future perfect — имя смерти
притащили наши сети
безошибочный ответ

состраданье неизвестно
туго, пасмурно и тесно
повторять весьма полезно:
никого на свете нет

нет ни левых, нет ни правых
нет христа и нет вараввы
ни лекарства, ни отравы
только синенький платок

только синенький платочек
только сухонький цветочек
как уйти от многоточий
вам расскажут на лито

на лито идут солдаты
но они не виноваты
в том, что сделаны из ваты
их железные сердца

если лечь на дно бинокля
видно — крылышки намокли
слышно — скрипочки замолкли
тятя-тятя
на арбате
нет жилья для мертвеца

 

***
если долго мяукать — вам нальют молока
нужно выждать минутку и потом <нэрэзбэ>
я пишу эти письма молоком в город К.
там секретные буквы <нэрэзбэ> на трубе

можно было прибегнуть к разноцветным мелкам
на кирпичной основе их следы <нэрэзбэ>
<нэрэзбэ> в этом слове тайный смысл промелькал
но никто <нэрэзбэ> им <нэрэзбэ> <нэрэзбэ>

<нэрэзбэ> ты моя <нэрэзбэ>
никому <нэрэзбэ> о себе

 

Cinema

на улице рылеева
была вся жизнь, но смерть
пришла глаза заклеивать
осталась посмотреть

как вытянут окурочек
ребята на троих
ах, мурка, мура, мурочка
настойка на крови

у первого за пазухой
искрится благодать
он всем ее показыват
не всем ее видать

другой глаза закатыват
и смотрит в черноту
кого-то в ней угадыват
но все не ту, не ту

а третий сам просвечиват
как будто из стекла
он просит поберечь его
как мама берегла

и вот они нарядные
на праздник к нам спешат
несут противоядие
от кошек для мышат

как говорится в присказке
жизнь победила смерть
остались только искорки
на месте глаз гореть

 

***

объявляют где-то, скажем, голодовку
или забастовку, или что
заложи друзей — купи винтовку
и купи патронов для понтов

на меня опять обиделся шатовкин
ты мне друг, сказал он, или кто
или я всего лишь часть массовки
в революционном шапито

ты сиди, сказал он, на своем фейсбуке
подражая примитивной губке
лайки и репосты собирай

жители святой страны сонетов
умереть хотели не за это
ждете рифмы, а ее все нету
тлеет новый мир как сигарета
вот и ты тихонько догорай

 

Анна Маркина
Редактор Анна Маркина. Стихи, проза и критика публиковались в толстых журналах и периодике (в «Дружбе Народов», «Волге», «Звезде», «Новом журнале», Prosodia, «Интерпоэзии», «Новом Береге» и др.). Автор трех книг стихов «Кисточка из пони», «Осветление», «Мышеловка, повести для детей «На кончике хвоста» и романа «Кукольня». Лауреат премии «Восхождение» «Русского ПЕН-Центра», финалист премий им. Катаева, Левитова, «Болдинская осень», Григорьевской премии, Волошинского конкурса и др. Главный редактор литературного проекта «Формаслов».